О нарушении прав защитников в досудебной стадии уголовного судопроизводства

Февраль 25th, 2010 по Администратор сайта Оставить ответ »

Президенту адвокатской палаты

Приморского края

Б.П.Минцеву 

Информация

о нарушении прав защитников в досудебной стадии уголовного судопроизводства 

1. В деятельности следователей имеют место факты необоснованного этапирования заключенных из следственных изоляторов в помещения ОРЧ УУР УВД ПК, при этом отдельные следователи не только не уведомляют защиту об этапировании обвиняемых, но и намеренно скрывают от адвокатов их местонахождение.

Так, следственным управлением СК при прокуратуре РФ по Приморскому краю расследуется уголовное дело № 369922. По данному делу 4 сентября 2009 года обвиняемому Щедрину А.А. была изменена мера пресечения с подписки о невыезде на содержание под стражей.

9 сентября 2009 года следователь Дубей С.В. организовал вывоз из СИЗО Владивостока обвиняемого Щедрина А.А., однако не только не поставил об этом в известность защиту, но и на прямой вопрос защиты о местонахождении обвиняемого Щедрина А.А. пояснил, что с обвиняемым могут работать сотрудники нескольких ОРЧ, находящихся по адресам: Марченко, 40 и Карбышева, 4  и порекомендовал защите искать Щедрина А.А. в этих подразделениях.

Фактически Щедрин А.А. в этот день находился в помещении ОРЧ-4 УУР УВД ПК, где, с его слов, он был подвергнут пыткам: на голову Щедрину А.А одевали противогаз и перекрывали доступ воздуха, к рукам подключали электроток.

В ходе проведенной по заявлению Щедрина А.А. прокурорской проверки следователь Дубей С.В. пояснил, что Щедрин А.А. вывозился из следственного изолятора для проведения с ним оперативных мероприятий сотрудниками ОРЧ-4 УУР УВД ПК. Опрошенные сотрудники ОРЧ-4 УУР УВД ПК  показали, что они не намеревались в этот день проводить оперативные мероприятия с Щедриным А.А., а вывезли его из следственного изолятора по заданию следователя Дубей С.В. для производства следственных действий.

Проведение в отношении подозреваемого или обвиняемого в рамках возбужденного уголовного дела, не следственных, а оперативно-розыскных мероприятий, не умаляет его правовой статус, и, в частности, сохраняет за ним право на получение квалифицированной юридической помощи со стороны защитника. (Определения Конституционного Суда РФ от 15 ноября 2007 года № 924-О-О, от 20 декабря 2005 года № 473-О). Уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает право обвиняемого пользоваться помощью адвоката с момента задержания или ареста.

Таким образом, проведение как оперативных мероприятий, так и следственных действий с обвиняемым вне следственного изолятора предполагает обязательное участие защитника,  что обязывает оперативных сотрудников или следователей уведомлять о вывозе заключенных из следственного изолятора. Неисполнение этого требования закона не только влечет нарушение прав обвиняемых и защитников, но и создает условия для применения к обвиняемым насилия и угроз.

Как установлено прокурорской проверкой 9 сентября 2009 года с Щедриным А.А. не проводилось ни оперативных мероприятий, ни следственных действий и, соответственно, никакой необходимости в вывозе его из следственного изолятора не имелось.

В соответствии с п.9 ч.3 ст.47 УПК РФ обвиняемый вправе иметь свидания с защитником без ограничения их числа и продолжительности. Реализация этого права предполагает осведомленность защитника о месте содержания обвиняемого.

Часть 1 статьи 11 УПК РФ обязывает следователя разъяснять обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

            Поручая (или разрешая) оперативным сотрудникам работу с обвиняемым, находящимся под стражей вне следственного изолятора, следователь должен обеспечить обвиняемому право на свидание с защитником, что предполагает сообщение защитнику места нахождения обвиняемого и обеспечение беспрепятственного доступа к нему с целью свидания.

Реализация этого права предполагает, что сотрудники следственного изолятора обязаны сообщать защитнику, куда вывозится обвиняемый, а дежурные части оперативно-розыскных частей обязаны предоставлять защитникам информацию о нахождении арестованных и обеспечивать беспрепятственный доступ защитника к обвиняемому.

Фактически следователи не ставят в известность защиту об этапировании заключенных из следственных изоляторов, сотрудники следственных изоляторов не сообщают защитникам орган, в который производится вывоз заключенного, а сотрудники дежурных частей ОРЧ отказывают защитникам в допуске в помещения ОРЧ без следователей, все это приводит к тому, что права обвиняемых иметь беспрепятственное и без ограничений свидания с защитниками в случае вывоза заключенного из следственных изоляторов не обеспечиваются.

2. По этому же уголовному делу 7 сентября 2009 года следователь Дубей С.В. направил в следственный изолятор города Владивостока письмо, в котором указал: «В соответствии с ч.4 ст.49 УПК РФ адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. В соответствии со ст.53 УПК РФ защитник вправе осуществлять свои полномочия, только после его допуска к участию в уголовном деле. Таким образом, моментом допуска к участию в деле защитника, является предоставление адвокатского удостоверения и предоставление ордера в распоряжение следователя». В этом же письме следователь сообщил, что к участию в деле допущены адвокаты Шейнин Я.С. и Ижко М.В. и указал, что о допуске к делу иных защитников Щедрина А.А. он сообщит в следственный изолятор дополнительно.

8 сентября 2009 года в следственный изолятор города Владивостока прибыла адвокат Щедрина Н.Ф., однако в свидании с обвиняемым Щедриным А.А. ей было отказано на основании указанного письма следователя. Сотрудники следственного изолятора пояснили Щедриной Н.Ф., что на свидания с обвиняемым Щедриным А.А. она будет допущена только после предоставления разрешительного документа от следователя. Адвокат Щедрина А.А. устно обратилась к следователю Дубей С.В. с просьбой о предоставлении ей такого документа, однако следователь пояснил ей, что не допустит ее на свидание к Щедрину А.А.

Адвокат Шейнин Я.С., Щедрина Н.Ф. обжаловали действия сотрудников следственного изолятора в Главное управление Федеральной службы исполнения наказания по Приморскому краю.

В удовлетворении жалобы было отказано, в ответе указано, что допуск адвоката в дело осуществляется исключительно следователем, поэтому адвокат может получить свидание с подзащитным только после представления от следователя документа о допуске к участию в деле.

Кроме того, действия следователя были обжалованы руководителю следственного органа. Из ответа и.о. руководителя отдела по расследованию ОВД СУ СК при прокуратуре РФ по Приморскому краю А.Г.Логинова усматривается, что адвокат Щедрина А.А. свое удостоверение и ордер адвоката следователю не предъявила, в связи с чем она не была допущена к участию в деле.

В результате адвокат Щедрина Н.Ф. получила разрешение на свидания с обвиняемым Щедриным А.А. только 5 октября 2009 года после принятия дела к производству другим следователем.

Действия следователя Дубей С.В. были обжалованы защитниками Шейниным Я.С., и Щедриной Н.Ф. в порядке ст.125 УПК РФ в суд.

Судья Ленинского районного суда г.Владивостока Н.П.Винецкая в удовлетворении жалобы отказала. Постановление суда также было мотивировано тем, что защитник вправе получить свидание с арестованным только после предъявления от следователя документа, подтверждающего его допуск к участию в деле.

Кассационная жалоба защиты на данное постановление судьи оставлена без удовлетворения, решение в настоящее время обжалуется в надзорном порядке.

Вопрос о порядке получения адвокатом свидания с лицом, содержащимся под стражей, был предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ и в Постановлении от 25 октября 2001 г. № 14-П «По делу о проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 УПК РСФСР и пункте 15 ч.2 ст.16 Федерального Закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в связи с жалобами граждан А.П. Голомидова, В.Г.Кислицина и И.В.Мосвкичева», в частности, указано:

1. Право на защиту отнесено к основным правам человека.

2. Допуск адвоката в дело не оформляется каким-либо процессуальным решением органа, в производстве которого находится дело.

3. Получение адвокатом свидания с лицом, содержащимся под стражей, не может быть поставлено в зависимость от разрешения органа в производстве которого находится уголовное дело.

4. Единственным основанием, исключающим участие адвоката в деле, является его отвод в порядке, предусмотренном УПК РФ.

В этом же Постановлении Конституционный Суд указал: «5. Требование обязательного получения адвокатом (защитником) разрешения от лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, на допуск к участию в деле означает, по существу, что подозреваемый и обвиняемый могут лишиться своевременной квалифицированной юридической помощи, а адвокат (защитник) – возможности выполнить свои профессиональные и процессуальные обязанности, если получение такого разрешения препятствуют обстоятельства объективного (отсутствие следователя) либо субъективные (нежелание следователя допустить адвоката на свидание) характера.

В результате создается возможность нарушения закрепленного в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, исключающего, как следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 марта 1996 года по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», зависимость реализации обвиняемым (подозреваемым) конституционного права на помощь адвоката (защитника) от усмотрения органа предварительного расследования, прокуратуры и суда, и тем самым — нарушения конституционных гарантий государственной, в том числе судебной, защиты в целом».

            Данным Постановлением Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции РФ п.15 ч.2 ст.16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», которая позволяла ведомственное регулирование порядка свидания адвоката с содержащимся под стражей обвиняемым, и в частности, Минюстом были утверждены Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов пунктом 149 которых было предусмотрено, что свидание адвокату предоставляется при предъявлении им документа о допуске к участию в деле.

            После вступления в силу названного Постановления была изменена редакция ст.18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», в которую было добавлено следующее предложение: «Свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Истребование у адвоката иных документов запрещается».

            Кроме того, 2 октября 2002 года Президиум Верховного Суда РФ Постановлением № 93 пв-02 признал незаконным и недействующим п.149 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов в части, устанавливающей, что свидания подозреваемым и обвиняемым предоставляются с адвокатом, участвующим в деле в качестве защитника, по предъявлении им документа о допуске к участию в уголовном деле, выданного лицом или органом, в производстве которых находится уголовное дело.

Правовая позиция, выраженная в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25.10.2001 N 14-П была подтверждена в Постановлении от 26 декабря 2003 года № 20-П, в котором указано:

«Таким образом, положения статьи 53 УПК РФ, определяя момент, с которого адвокат, имеющий ордер юридической консультации, вправе вступить в уголовное дело, не предполагают какого-либо особого — разрешительного — порядка такого вступления и, следовательно, не должны служить основанием для лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, принимать правоприменительные акты, разрешающие защитнику участвовать в деле.

Не должны они рассматриваться и как основание для введения разрешительного порядка реализации права адвоката иметь свидания с подозреваемым и обвиняемым, содержащимся под стражей. Иное понимание этих норм расходилось бы с их аутентичным смыслом и противоречило бы предписаниям статьи 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в силу которой — во взаимосвязи со статьями 46, 49 (части 1 и 2), 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации — реализация закрепленного в ней права подозреваемого и обвиняемого пользоваться помощью адвоката (защитника), в том числе иметь с ним свидания, не может быть обусловлена соответствующим разрешением лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело».

            При этом Конституционный Суд РФ отметил, что эта правовая позиция соответствует утвержденному Генеральной ассамблеей ООН 9 декабря 1988 года Своду принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, предусматривающему предоставление необходимых для этого времени и условий и недопустимость временных отмены или ограничения права на посещение заключенного адвокатом без промедления и цензуры.

            Таким образом, действующее законодательство, а именно УПК РФ, Федеральный закон «О порядке содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» не предоставляет право следователю принимать какие-либо решения, ограничивающие порядок свидания заключенного с защитником, за исключением отвода защитника в порядке, установленном УПК РФ, любые иные действия и решения, регламентирующие, а, следовательно, и ограничивающие права адвоката на свидание с заключенными являются незаконными.

В силу требований статей 6, 80 и 81 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» решения Конституционного Суда Российской Федерации  обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти; они подлежат исполнению немедленно после опубликования официального текста» (п.5 Определения Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2001 года № 65-О.

Таким образом, согласно закону адвокаты вправе получать свидания с заключенными при предъявлении ордера и удостоверения.

Действия следователей, ставящих в зависимость право на защиту от своего усмотрения влекут нарушение конституционных прав граждан на получение квалифицирующей юридической помощи, поскольку в таком случае адвокат допускается к участию в деле не с момента задержания или ареста обвиняемого, а с того момента, когда следователь предоставит адвокату документ, подтверждающий его допуск к участию в деле. 

С уважением, адвокат     Я.С.Шейнин

Комментарии запрещены.