Архив для категории ‘Адвокаты на защите адвокатов’

Более 40 приморских адвокатов получили памятные знаки к 150-летию российской адвокатуры

Ноябрь 25th, 2014

АППК отметила юбилей адвокатуры

Более 40 приморских адвокатов получили памятные знаки к 150-летию российской адвокатуры

Во Владивостоке прошли торжественные мероприятия, посвященные 150-летию со дня создания в России «присяжной адвокатуры»

Сначала Совет Адвокатской палаты Приморского края принял присягу у 11 адвокатов, которые недавно сдали необходимый квалификационный экзамен.

Затем руководство АППК в торжественной обстановке вручило адвокатам более 40 памятных знаков «150 лет российской адвокатуры». Среди награжденных такие известные ветераны приморской адвокатуры, как Иван Римкунас, Анатолий Петров, Герман Майков, Ярослав Герин, Татьяна Ширяева, Александр Смольский, Анатолий Лайков, Евгений Костюченко, Игорь Маевский, Надежда Завлудская, Юрий Леденёв и другие.

http://www.fparf.ru/news/all_news/news/1696/

РАЗЪЯСНЕНИЯ СОВЕТА АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ О ДЕЙСТВИЯХ АДВОКАТА ПРИ ДОСМОТРАХ АДВОКАТОВ СУДЕБНЫМИ ПРИСТАВАМИ ПРИ ВХОДЕ В ЗДАНИЕ СУДА

Октябрь 6th, 2014

Как должен проводиться личный досмотр адвокатов судебным приставом-исполнителем при посещении судов, ответ Вы найдете в разъяснениях Совета Адвокатской палаты Удмуртской республики «О действиях адвоката при досмотрах адвокатов судебными приставами при входе в здание суда» от 03.06.2014 г.

Данная проблема также актуальна и для приморских адвокатов.

На протяжении последних лет у адвокатов происходили конфликты с судебными приставами-исполнителями при прохождении помещения Приморского краевого суда, ряда судов г. Владивостока.

Как правило, споры возникают вокруг проблемы личного досмотра, в частности досмотра портфелей, сумок и других личных вещей адвокатов.

По фактам незаконных требований судебных приставов при досмотре личных вещей адвокатов Совет Адвокатской палаты Приморского края неоднократно обращался к руководителям Службы судебных приставов края и Приморского краевого суда. Однако по сей день приходится слышать от судебных приставов при входе в здания судов требование о досмотре личных вещей адвоката.

Как себя вести в такой ситуации, ответ можно получить, ознакомившись с публикуемыми рекомендациями.

Президент Адвокатской палаты

Приморского края                                                          Б.П. Минцев

РАЗЪЯСНЕНИЯ СОВЕТА АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ О ДЕЙСТВИЯХ АДВОКАТА ПРИ ДОСМОТРАХ АДВОКАТОВ СУДЕБНЫМИ ПРИСТАВАМИ ПРИ ВХОДЕ В ЗДАНИЕ СУДА

03.06.2014 г.

В связи с вопросами, возникающими у адвокатов в процессе осуществления профессиональной деятельности, связанными с необоснованными досмотрами адвокатов судебными приставами при входе в здание суда, Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики считает необходимых довести до адвокатов следующие рекомендации.

1. В адвокатской практике нередко возникают случаи необоснованных досмотров адвокатов судебными приставами при входе в здание суда. Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики полагает, что такое отношение к адвокатам, как профессионалам, наделенным статусом для выполнения социально значимой, закрепленной в Конституции Российской Федерации функции по оказанию квалифицированной юридической помощи, не только подрывает авторитет адвокатуры в глазах посетителей судов, демонстрируя явно пренебрежительное, унизительное отношение к адвокатам со стороны государства в лице его представителей, но и грубейшим образом нарушает требования действующего законодательства.

2. В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 21 июля 1997 года №118-ФЗ «О судебных приставах» на судебных приставов возлагаются задачи по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Судебные приставы в своей деятельности руководствуются Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом «О судебных приставах», Федеральным законом «Об исполнительном производстве» и другими федеральными законами, а также принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами (статья 2).

Согласно ч. 1 ст. 11 Федерального закона № 118-ФЗ судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов имеет право, в том числе, проверять документы, удостоверяющие личность, у лиц, находящихся в зданиях, помещениях судов, зданиях и помещениях Федеральной службы судебных приставов; в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, осуществлять личный досмотр лиц, находящихся в зданиях, помещениях судов, зданиях и помещениях Федеральной службы судебных приставов, а также досмотр находящихся при них вещей при наличии оснований полагать, что указанные лица имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества и иные представляющие угрозу для безопасности окружающих предметы, вещества и средства; не допускать в здание, помещения суда, здания и помещения Федеральной службы судебных приставов лиц, имеющих при себе оружие, боеприпасы (за исключением лиц, осуществляющих конвоирование и (или) охрану лиц, содержащихся под стражей), взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества и иные представляющие угрозу для безопасности окружающих предметы, вещества и средства, в случае необходимости задерживать указанных лиц и передавать их в органы внутренних дел; осуществлять производство по делам об административных правонарушениях в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях; применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие в случаях и порядке, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом.

Таким образом, право судебных приставов-исполнителей на проведение личных досмотров, закрепленное в ст. 11 Федерального закона от 21 июля 1997 года №118-ФЗ «О судебных приставах» не является абсолютным, поскольку ограничено наличием оснований к этому, а именно – оснований полагать, что подвергаемые досмотру лица имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества и иные, представляющие угрозу для безопасности окружающих предметы, вещества и средства.

2. В соответствии с Постановлением Правительства от 02 октября 2009 года № 776 «Об обеспечении боевым ручным стрелковым и иным оружием, патронами к нему, специальными средствами, оборудованием и снаряжением федеральной службы судебных приставов» к специальным средствам, оборудованию и снаряжению Федеральной службы судебных приставов относятся, в том числе, стационарные металлообнаружители и портативные металлодетекторы.

Пунктом 2.1 Инструкции по организации пропускного режима в здания судов Удмуртской Республики, утвержденной совместным приказом Управления Федеральной службы судебных приставов по Удмуртской Республики и Министерства внутренних дел по Удмуртской Республике от 29 мая 2008 года №228/351 установлено, что все посетители судов Удмуртской Республики обязаны входить в здания судов через систему металлообнаружения, установленную при входах в здания судов, предъявлять судебным приставам по обеспечению установленного порядка деятельности судов, при необходимости, ручную кладь (дамские сумки, портфели, папки, пакеты, емкости и.т.п.) для досмотра с целью исключения возможности проноса в здания суда огнестрельного и холодного оружия, химических и взрывчатых веществ, спиртных напитков и иных предметов и средств, наличие которых либо их применение может представлять угрозу для безопасности окружающих.

Решением Верховного суда РФ от 14 июля 2007 года №ГКПИ07-360 определено, что проход лиц в судебные помещения через рамку металлоискателя осуществляется в целях обеспечения безопасности судей, участников судебного процесса и граждан, находящихся в судах. При этом в случаях, когда не происходит срабатывания технического устройства, личный досмотр граждан, явившихся в суд, не производится.

Таким образом, проведение личного досмотра, как административной процедуры, ограничено случаями, подтвержденными фактическими обстоятельствами, послужившими основанием для проведения личного досмотра. Таким основанием, в том числе, является срабатывание металлообнаружителей.

3. Статус адвоката по своему содержанию отличается от статуса гражданина и в этом качестве защищается государством дополнительно. Личный досмотр адвоката, проведенный без принятия должностным лицом мотивированного решения и без письменной фиксации хода и результатов досмотра, не может считаться законным. При этом судебные приставы, досматривая адвокатов, а также находящиеся у них при себе документы, допускают существенные нарушения положений действующего законодательства, направленных на обеспечение адвокатской тайны. Так, игнорируется гарантированное ст. 48 Конституции Российской Федерации право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, которое обеспечено нормами Федерального закона от 31 мая 2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Как следует из п. 1 ст. 1, п. 1 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатская тайна представляет собой существенное условие реализации указанного права: в соответствии с п. 1 ст. 1 адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката; согласно п. 1 ст. 8 адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

На необходимость установления государством дополнительных гарантий надлежащего осуществления адвокатом его профессиональной деятельности, направленной на защиту личности адвоката, а также нематериальных благ, таких как честь, достоинство, деловая репутация, указывается в «Основных положениях о роли адвокатов» (приняты Восьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций), согласно которым, в частности, адвокату должна быть обеспечена возможность исполнять профессиональные обязанности без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства (п. 16).

Указанные доводы нашли свое отражение и в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 06 марта 2008 года №428 О-П. Так, Конституционный Суд РФ, обращаясь к вопросу о балансе между защитой публичных интересов и неприкосновенностью отдельных категорий лиц, осуществляющих публичные функции, неоднократно подчеркивал, что общество и государство, предъявляя к этим лицам, к их профессиональной деятельности высокие требования, вправе и обязаны обеспечить им дополнительные гарантии надлежащего осуществления возложенных на них функций. Оказание квалифицированной юридической помощи – важная публичная функция, благодаря которой обеспечивается как защита прав личности, так и решение задач, стоящих перед правосудием. Право на получение квалифицированной юридической помощи, как одно из наиболее значимых, закреплено в Конституции РФ (статья 48), провозглашается в Международном пакте о гражданских и политических правах, (статья 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статьи 5 и 6). Соответственно, государство, гарантируя данное право, обязано создать надлежащие условия гражданам для его реализации, а лицам, оказывающим юридическую помощь, в том числе адвокатам, – для эффективного осуществления их деятельности (Постановление Конституционного Суда РФ от 27 января 1997 года №2-П, Определение Конституционного Суда РФ от 08 ноября 2005 года №439-О). Необходимость личного досмотра должна быть подтверждена указанием как на правовые, так и на фактические основания его проведения, а ход и результаты – письменно фиксироваться, с тем, чтобы лицу, в отношении которого проводится личный досмотр, была обеспечена возможность судебной проверки законности и обоснованности соответствующих действий. В противном случае, не исключается возможность возникновения объективных и субъективных помех в исполнении адвокатами своих профессиональных обязанностей, и тем самым – возможность нарушения баланса конституционно значимых ценностей и интересов и ограничения конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, что само по себе не может быть оправдано целями, закрепленными в статье 55 (часть 3) Конституции РФ.

4. Досмотр, в случае его проведения, должен быть осуществлен в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. Такой порядок предусмотрен ст. 27.7. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, как применение одной из мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

В соответствии с указанной нормой досмотр вещей представляет их обследование, проводимое без нарушения конструктивной целостности (в т.ч. путем осмотра, ощупывания, просвечивания рентгеновскими, инфракрасными и т.п. лучами, в т.ч. с помощью специальной техники, находящихся в карманах одежды, в дамских сумочках, в дорожных чемоданах, в портфелях и т.п.). При этом досмотр должен исключить возможность причинения вреда жизни и здоровью физического лица, нарушения конструктивной целостности осматриваемого и должен проводиться лицом одного пола с досматриваемым в присутствии двух понятых того же пола, о чем составляется протокол.

5. Исходя из изложенного, при прохождении входного контроля в здания судов адвокатам следует учитывать, что российским и международным законодательством установлены следующие правила проверки адвокатов и их вещей:

1) права судебных приставов при проверке личности адвоката на входе в здания судов не допускают возможности произвольного проведения личного досмотра адвоката.

2) недопустим личный досмотр без достаточных фактических оснований, свидетельствующих о намерении адвоката пронести в здание запрещенные предметы.

3) недопустим личный досмотр без принятия должностным лицом мотивированного решения о проведении личного досмотра.

4) недопустим личный досмотр без письменной фиксации хода и результатов досмотра в соответствии с федеральным законодательством.

6. В случае отсутствия возможности избежать законным образом проведения личного досмотра Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики рекомендует адвокатам предпринимать следующие меры:

1. при попытке проведения в отношении адвоката личного досмотра, требовать представления мотивированного решения соответствующего должностного лица о проведении личного досмотра, с разъяснением правовых и фактических оснований его проведения.

2. потребовать приглашения двух понятых, которые должны присутствовать при проведении личного досмотра адвоката, а также потребовать составления протокола личного досмотра, с обязательной выдачей копии протокола адвокату для возможности дальнейшей проверки в судебном порядке законности и обоснованности проведения личного досмотра.

3) в случае, если судебными приставами будут допущены нарушения при производстве личного досмотра адвоката, обжаловать незаконные действия в порядке, предусмотренном действующим законодательством Российской Федерации.

4) принять меры к сохранению адвокатской тайны.

7. Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики отмечает, что ввиду сложности и многообразия ситуаций, касающихся личного досмотра адвоката судебными приставами при входе в здание суда, настоящие Разъяснения не являются исчерпывающими. При этом действия адвоката в каждой конкретной ситуации должны определяться, прежде всего, интересами доверителя и стоящей перед адвокатом задачей оказания доверителю квалифицированной юридической помощи.

Разъяснения Совета АпХк о досмотре адвокатов при входе в здание суда

Август 10th, 2013

Утверждено на заседании Совета АПХК
Протокол № 7 от 23.07.2013 г.
Разъяснения
Совета Адвокатской палаты Хабаровского края о досмотре адвокатов при входе в здание суда

В адвокатской практике нередко возникают случаи необоснованных досмотров адвокатов судебными приставами при входе в здание суда. Такое отношение к адвокатам, как специалистам, наделенным статусом для выполнения социально значимой, закрепленной в Конституции РФ функции по оказанию квалифицированной юридической помощи, не только подрывает авторитет адвокатуры в глазах посетителей судов, демонстрируя явно пренебрежительное, унизительное отношение к адвокатам со стороны государства в лице его представителей, но и грубейшим образом нарушает требования действующего законодательства.

Смотреть новость полностью

ФПА против повышения страховых взносов для адвокатов

Декабрь 15th, 2012

Письмо президента ФПА Семеняко Е.В.

Обыск у адвокатов «приморских партизан» — три пропавших тома уголовного дела ищут только у защитников

Июль 18th, 2012

Остальные участники судебного процесса оказались вне подозрений

17 июля 2012 г. в офисе Адвокатской палаты Приморского края во Владивостоке состоялось внеочередное заседание комитета по защите прав адвокатов. Поводом для внеочередного собрания комитета стали незаконные действия, допущенные в отношении двух приморских адвокатов – Олеси Моисеевой и Елены Мыльниковой, со стороны представителей ОВД Следственной части Следственного управления УМВД России по г. Владивостоку и  Первореченского районного суда г. Владивостока.

13 июля 2012 года около 23.00 в квартиру адвоката Олеси Моисеевой на улице Кирова пришли сотрудники полиции, на руках у которых было постановление следователя ОВД СЧ СУ УМВД России по г. Владивостоку Якимович Т.В. и решение судьи Первореченского районного суда г. Владивостока Александра Поминова, которые разрешали проведение обыска в жилище адвоката с целью поиска пропавших из здания Приморского краевого суда на ул. Фонтанной, 53 в г. Владивостока трех томов уголовного дела. Сотрудники полиции искали тома дела №№8, 9 и 17. Все три тома, по информации сотрудников полиции и краевого суда, пропали в период с 21 июня по 12 июля 2012 года в период ознакомленияподсудимых и адвокатов с материалами дела. Материалы дела касаются резонансного в крае дела «приморских партизан». По мнению вице-президента АППК Владимира Мельников, действия сотрудников полиции и суда вызывает, как минимум, недоумение. Во-первых, органы следствия и суда совершенно не изучили обстановку – адвокат Моисеева (согласно графику ознакомления с уголовным делом) уже ознакомилась с томом уголовного дела №8  1 июня 2012 года, а к ознакомлению с томами №№9 и 17 еще не успела приступить. Во-вторых, адвокаты получают тома уголовного дела под роспись и, всё ознакомление сводится к тому, что страницы тома переснимаются на фотоаппарат адвоката в здании краевого суда в присутствии секретаря суда. Мало того, помещение, в котором происходит ознакомление, оборудовано камерой видеонаблюдения! В-третьих, смущает та скорость, с которой был проведен обыск: судья Поминов выдал разрешение на обыск в жилище адвоката, в резолютивной части которого не было указаний на неотложность и незамедлительность проведения мероприятий по обыску, зато указана возможность обжалования этого решения. Однако фактически никакого обжалования не было – к адвокату пришли и тут же обыскали.  Как отметил президент Адвокатской палаты Приморского края Борис Минцев, если уж говорить и о правовой стороне расследования уголовного дела, и об этической составляющей этого расследования, то тогда нужно было проводить обыски не только у адвокатов, но и у секретаря суда Ирины Ереминой, которая, собственно, отвечает за выдачу томов уголовного дела. «Просто хотелось бы уточнить, как возникла такая ситуация, что за сохранность уголовных дел отвечают сотрудники крайсуда и подразделения судебных приставов, а обыски производятся только у адвокатов? Адвокаты под подозрением, а все остальные – нет?  — отметил Борис Минцев. – Кроме того, такими действиями подрывается репутация адвоката – например, во время обыска у адвоката Олеси Моисеевой, для того, чтобы найти понятых для обыска, сотрудники полиции беспокоили ее соседей. Теперь весь подъезд знает, что у адвоката Моисеевой полиция искала что-то незаконное!»

Сама Олеся Моисеева говорит, что в деле «приморских партизан» она принимает участие как адвокат по назначению (когда у подсудимых нет денег на оплату услуг адвоката и они используют возможность защиты, за которую платит государство). Адвокат Моисеева вступила в дело относительно недавно – не на стадии предварительного расследования, а на стадии начала судебного следствия.  Вместе с ней адвокатами по назначению работают адвокаты Елена Мыльникова и Елена Быкова. У Елены Мыльниковой так же был проведен обыск – по месту работы в конторе адвокатов на улице Ильичева и по месту проживания на улице Чкалова.

Следует отметить еще один факт – как сообщил известный адвокат Александр Смольский (он тоже является защитников одного из подсудимых по делу «приморских партизан»), при выполнении требований ст. 217 УПК РФ по уголовному делу № 090925 по обвинению Савченко Романа Владимировича, в нарушение требований ч. 1 ст. 217 УПК РФ адвокату и обвиняемому были предоставлены для ознакомления тома уголовного дела не имеющие оформленной обложки тома, описи документов и без заверительной надписи.

До момента передачи дела в суд ему так и не были представлены тома уголовного дела, оформленные в соответствии с Инструкцией о делопроизводстве, утвержденной приказом Генерального прокурора от 5 июня 2008 г. № 107. По сообщению подсудимого Савченко Р.В., когда он стал повторно смотреть материалы дела, то тома уголовного полностью не совпадали с теми, с которыми он знакомился.

Комитет по защите прав адвокатов АППК принял решение не оставлять факт таких нарушений без внимания – информация об обысках у адвокатов «приморских партизан» будет направлена в СМИ, а одна из жалоб – прокурору Приморского края Юрию Хохлову. Как отметил президент АППК Борис Минцев – решение судьи о проведении  обысков у адвокатов Моисеевой и Мыльниковой так же будет обжаловано в вышестоящие инстанции.

Пресс-служба АППК

Обращение Комиссии по защите прав адвокатов Адвокатской палаты Приморского края

Май 21st, 2012

Уважаемые адвокаты, руководители адвокатских образований!

Периодически в средствах массовой информации появляются публикации о том, что адвокаты многих подозреваемых в резонансных преступлениях действуют недобросовестно: советуют писать своим клиентам бесконечные жалобы на действия сотрудников полиции, в том числе о применении в отношении них различных методов  насилия и причинения побоев для получения признательных показаний по инкриминируемым им преступлениям или правонарушениям; рекомендуют своим подзащитным отказываться от ранее данных признательных показаний по вышеуказанным основаниям.

Комиссия по защите прав адвокатов Адвокатской палаты Приморского края, в целях обобщения фактов совершения работниками УМВД Приморья противоправных действий при проведении оперативных мероприятий, просит Вас предоставить в наш адрес информацию о фактах применения насилия и причинения побоев сотрудниками полиции в отношении Ваших подзащитных либо в отношении свидетелей  по  уголовным и  другим делам при проведении оперативных мероприятий, в том числе, когда это повлияло на «получение» признательных показаний от ваших подзащитных, либо недостоверных свидетельских показаний.

При направлении информации в наш адрес, просим  указывать следующее:

1. Когда, где и какими работниками УМВД Приморья применялись методы физического насилия?

2. В отношении кого (подзащитный, свидетель, потерпевший и др.) эти методы насилия были применены и как это повлияло на объективность проводимой оперативной проверки и расследуемых дел?

3. Были ли зафиксированы побои или другие повреждения у лиц, в отношении которых были применены такие меры насилия?

4. Проводились ли по данным случаям ведомственные или прокурорские проверки, каковы их результаты и выводы?

5. Были ли привлечены работники УМВД Приморья, в отношении которых проводились проверки по факту применения насилия, к какой либо ответственности? Если да, то к какой?

При направлении информации Вы можете сообщить нам любые другие данные, которые с Вашей точки зрения могут быть интересными или полезными при анализе и обобщении сведений.

Испрашиваемую информацию просим Вас предоставить нам, по возможности, не менее чем за последние 3 года.

Информацию просим направлять в электронном виде по двум указанным ниже E-mail: primadvokat2@mail.rupanshin.prim@mail.ru

С уважением, член комиссии по защите прав адвокатов АППА, адвокат Евгений Паншин

Адвокатов во Владивостоке бьют не только кастетами, но и кувалдами по голове

Декабрь 6th, 2011

Комиссия по защите прав адвокатов АППК провела специальное заседание, посвященное участившимся случаям нападения на адвокатов в Приморском крае

05 декабря 2011 г. в офисе Адвокатской палаты Приморского края (АППК) состоялось заседание комитета по защите прав адвокатов. Комитет по защите прав адвокатов существует более семи лет и его работа направлена на взаимодействие с общественностью и органами правопорядка на предмет профилактики и противодействия незаконных действий против адвокатов. Возглавляет данный комитет вице-президент АППК Владимир Мельников. На этот раз причиной внепланового заседания комитета по защите прав адвокатов стало последнее нападение, случившееся 01 декабря этого года на адвоката Александра Смольского, когда защитнику средь бела в центре города ударили в лицо кастетом.
Как выяснилось, удар кастетом по голове – это не самое страшное, что случается с приморскими адвокатами. Один из докладчиков комитета на заседании сообщил о том, что 24 июня 2011 г. во Владивостоке было совершено нападение на адвоката Александра Петрова, причем последний в ходе этого нападения получил… удар кувалдой по голове (!) И, хотя данный инцидент не был связан с профессиональной деятельностью, адвокат едва не лишился жизни в ходе криминального посягательства нетрезвого гражданина. Примечательно другое — после нападения на адвоката, которому ударили кувалдой по голове,  правоохранительные органы не возбуждали уголовное дело по данному факту несколько месяцев. Предыстория этого конфликта такова:  адвокат снимал комнату в квартире на улице Верхнепортовой и однажды пьяный хозяин квартиры под воздействием винных паров выломал кувалдой в его комнату и нанес удар кувалдой адвокату прямо в лицо. Несмотря на полученную травму, адвокат сумел забрать кувалду у нападавшего и позвонить в «02». До прибытия полиции хозяин квартиры предпринял еще несколько попыток напасть на раненого адвоката, правда, Александр Петров сумел эти попытки пресечь. После этого инцидента адвокат оказался в больнице, а когда вышел оттуда, обнаружил, что из комнаты пропали документы и, в том числе, печать адвокатского кабинета. Обращение в полицию самого адвоката привело к тому, что по факту нанесения тяжких телесных повреждений и пропажи документов было возбуждено уголовное дело по факту… кражи. И только неоднократные обращения руководства Адвокатской палаты Приморского края в прокуратуру Приморского края, УМВД по Приморскому краю и Следственный комитет России по ПК привели к тому, что только 30 ноября 2011 г. по факту нападения на адвоката Петрова возбуждено уголовное дело по ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью).
18 мая 2011 года во Владивостоке было совершено нападение на адвоката Вадима Ободова. В ходе нападения Ободову было нанесено несколько ударов металлическими предметами по голове. Нападавшие не установлены, сам адвокат после этого несколько месяцев проходил лечение.  Нападение на Ободова, как и последующее нападение на адвоката Смольского – это не заурядная «бытовуха», в прямое следствие профессиональной деятельности.
Как отметил вице-президент АППК Владимир Мельников, настораживают не только участившиеся случаи нападения на адвокатов, но и то, что правоохранительные органы не спешат расследовать данные преступления. В случае с нападением на Александра Петрова потребовалось почти полгода переписки, чтобы возбудить уголовное дело по факту очевидного преступления. А ведь за эти полгода подозреваемый имел возможность вполне законное скрыться от следствия.
В связи с участившимися случаями нападения на адвокатов, комитет по защите прав адвокатов АППК принял решение активизировать работу по приданию таким случаям публичности. Так, всем приморским адвокатам, которые ведут сложные и конфликтные делам, а также тем защитникам, которые получают угрозы от неизвестных в связи с исполнением профессиональных обязанностей, рекомендовано обращаться в АППК и органы внутренних дел с соответствующими заявлениями. Кроме того, случаи нападения на адвокатов будут широко освещаться в СМИ. Для самих приморских адвокатов будет разработана памятка о том, как вести себя в случаях получения угроз – куда обращаться, телефоны и адреса соответствующих служб и  т.д. Факты угроз и нападений на приморских адвокатов также будут доводиться до сведения на Общественном совете при УМВД по Приморскому краю, где у защитников есть свой официальный представитель – адвокат Евгений Паншин. «Ситуацию, когда адвокаты все чаще становятся жертвой криминальных посягательств, руководство АППК считает недопустимой, — отметил вице-президент АППК Владимир, — одно из средств борьбы с безнаказанностью за нападения на адвокатов – гласность.  Все факты угроз, все случаи нападений на адвокатов мы намерены доводить до общественности и руководства правоохранительных органов Приморского края!»
Пресс-служба АППК

Адвокат Александр Смольский был избит средь бела дня в центре Владивостока

Декабрь 2nd, 2011

Сам защитник и руководство приморской адвокатуры связывает это с его профессиональной деятельностью

01 декабря 2011 года, примерно в 16.15, возле своего дома по ул. Светланской, 17 во Владивостоке подвергся нападению известный приморский адвокат Александр Смольский. Возвращаясь с судебного процесса, он стал жертвой нападения в центре города. Неизвестный молодой человек подбежал к защитнику сзади, а когда адвокат Смольский повернулся на шум шагов, нападавший нанес ему удар в лицо, предположительно кастетом. Как отмечает сам адвокат Смольский, удар был непрофессиональный, однако из-за того, у нападавшего на руку было что-то надето (предположительно, кастет), этого удара хватило, чтобы сильно рассечь кожу лица и вызвать обильное кровотечение. Адвокат Смольский рассказал, что после удара нападавший сказал: «Это тебе за дело!» и убежал. В результате этого нападения Александру Смольскому пришлось обратиться в больницу, где на место рассечения были наложены швы.
Сам адвокат связывает это нападение с одним из гражданских процессов – хозяйственных споров, где Александр Смольский сумел добиться победы своего клиента. Последнее заседание прошло в Арбитражном Суде Приморского края 01 декабря – за несколько часов до нападения, и завершилось тем, что сторона, которую представлял адвокат Смольский, сумела доказать свою правоту. После процесса адвокат пошел домой пешком и получил удар кастетом по лицу. «Я выполнял свою обычную работу, — рассказывает Александр Смольский, — представлял интересы клиентов в споре по делу о недвижимости. Спор был длительным, затяжным, но, в конце концов, именно моя позиция взяла верх. Видимо, такой исход дела не удовлетворил вторую сторону…» Кстати, незадолго до этого в почтовый ящик адвоката Смольского приходили письма, в которые были вложены публикации из СМИ, в которых рассказывалось о нападениях на адвокатов в других регионах России. Такие послания адвокат Смольский воспринимал как попытки оказать психологическое давление. Однако от намеков, как мы сейчас видим, неизвестные перешли сразу к делу – к чистому криминалу. Как отмечает Президент Адвокатской палаты Приморского края Борис Минцев, в данном инциденте прослеживается не только тревожная тенденция нападения на адвоката, но и особый цинизм произошедшего: буквально в 50 метрах от места нападения на Александра Смольского находится здание администрации Приморского края, а в 16 часов на улице в центре города еще светло и достаточно много прохожих. Тем не менее, неизвестный все-таки прилюдно напал на Александра Смольского – очевидцами этого криминального деяния стали две женщины, на глазах которых развернулось действо, достойное стать сценой боевика.
Руководство адвокатуры Приморского края встревожено участившимися случаями нападения на приморских адвокатов – в этом году, например, во Владивостоке было совершено нападение на адвоката Обухова. Кстати, тоже связанное с хозяйственным спором. В подъезде собственного дома в 71-м микрорайоне адвокат был избит железными прутами, получил травму головы и долгое время находился в больнице.  Преступление до сих пор не раскрыто, нападавшие не установлены и не задержаны.
Кстати, Александр Смольский является одним из первых адвокатов в России, который получил обширную и результативную практику по обращению в Европейский Суд по правам человека. Теперь неустановленным пока лицом  нарушены права самого адвоката Смольского – сделано это нагло, грубо и безнаказанно…
Пресс-служба АППК

Об итогах заседания Совета Адвокатской палаты Приморского края, 27 октября 2011г.

Ноябрь 2nd, 2011

27 октября 2011г. прошло заседание  Совета Адвокатской палаты Приморского края, решением которого в состав Комиссии по защите прав адвокатов при АППК введены адвокаты Нагорный Виталий Дмитриевич,   Паншин Евгений Сергеевич, Мельников Владимир Станиславович.  Председателем Комиссии избран вице-президент АППК Мельников Владимир Станиславович.
Совет  АППК также утвердил соглашение  о взаимодействии  и сотрудничестве между АППК и Приморской краевой организацией Общероссийской общественной организации инвалидов «Всероссийское Ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»  по вопросам оказания бесплатной юридической помощи.  Со стороны АППК Координатором  деятельности по оказанию бесплатной юридической  помощи  определена  контора адвокатов № 31 ПККА (заведующая Ночвина Ирина Леонидовна).

Об итогах заседания Комиссии по защите прав адвокатов при АППК, 26 октября 2011г.

Ноябрь 1st, 2011

Информация
о заседании Комиссии по защите прав адвокатов при АППК

26 октября 2011г. прошло заседание Комиссии по защите прав адвокатов при АППК, на котором  были рассмотрены два вопроса:
1.О защите прав адвоката Петрова  Ю.В.
2.О резолюции конференции   Адвокатской палаты Удмуртской Республики  «О систематическом нарушении органами судебной власти принципов законности, обоснованности и мотивированности судебных решений». » Читать дальше: Об итогах заседания Комиссии по защите прав адвокатов при АППК, 26 октября 2011г.

Адвокаты на защите адвокатов

Февраль 28th, 2010

Существует в составе АППК и группа по защите прав адвокатов, которую возглавляет Анатолий Иосифович Лайков. Заместителем Анатолия Лайкова является Александр Анатольевич Пожетнов. Этот тандем, зачастую, находится на «переднем крае» – двум этим адвокатам чаще всего приходится отстаивать интересы коллег, у которых периодически возникают конфликты с представителями силовых органов. Как отмечает президент АППК Борис Минцев, несмотря на заявленное в российских законах равенство сторон обвинения и защиты, зачастую представители правоохранительных структур об этом забывают. В итоге защитников то пытаются допросить как свидетелей, то незаконно задерживают и даже арестовывают, то избивают… И каждый раз противостояние решается дипломатично, но жестко. Достаточно вспомнить, что за последние несколько лет АППК выразила протест открытый протест правоохрантельным органам более 10 раз. Самые громкие примеры – арест адвоката Дмитрия Бронникова, избиение адвоката Оксаны Мицкус и арест Александра Литвинова – директора адвокатского бюро «36 часов». Так же Советом адвокатской палаты ПК нередко поднимались вопросы о взаимодействии с представителями уголовно-исполнительной системы. В частности, нехватка кабинетов в СИЗО Владивостока нарушает права как самих защитников, так и самих следство-арестованных лиц. Сегодня выступление приморской прессы в защиту прав адвокатов – уже не редкость, а обыденность. Слишком часто нарушения, допущенные следователями, прокурорами и судьями становятся очевидными, что представители масс-медиа сами указывают на них! Официальные заявления пресс-службы АППК часто становятся во Владивостоке поводом для проведения журналистских расследований. Если даже упустить из виду скандально известное «дело адвоката Андрея Беловодского», которого милицейский следователь приказал заковать в наручники, чтобы адвокат «не мешал» проведению обыска, то картина взаимодействия с «силовиками» складывается не самая лучшая. Так, только за 2005-2006 гг. из числа адвокатов, трудившихся в АППК, отчислилось 15 человек: их родственники служили в правоохранительных органах, где тем поставили вопрос ребром: «Или ваш(а) муж/жена продолжает работать адвокатом дальше и вы увольняетесь, или вы остаетесь, но из адвокатов увольняется он (она)» Чаще всего этот вопрос касается тех адвокатов, чьи родственники работают судьями и в результате такой «негласной работы» возникает «запрет на профессию». В данном случае – запрет на профессию адвоката. Такая постановка вопроса некорректна, считает президент адвокатской палаты Приморского края Борис Минцев, и это ставит под удар адвокатскую независимость… Накануне пятилетнего юбилея адвокатского закона защитникам пришлось выдержать нешуточное испытание: некоторые депутаты Государственной Думы РФ выступили с инициативой о внесении изменений в закон об адвокатуре, причем таких, которые превращают защитника не в равного участника процесса, а просто в статиста. Также некоторые законодатели пытались «государственных юридических бюро» или, как ее еще называют, «муниципальной адвокатуры» – структуры, по сути, параллельной и крайне зависимой от государственного или муниципального бюджета. «Эта «параллельная» адвокатура не может быть независимой хотя бы потому, что будет содержаться за государственный счет, – отмечает Борис Минцев. – И это плохо, прежде всего, для клиента, который может стать заложником чужих интересов!»