Архив за Июль 6th, 2017

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам по вопросу предания адвокатом огласке сведений о преступлениях или иных правонарушениях

Июль 6th, 2017
28.06.2017

Утверждено решением Совета ФПА РФ
от 28 июня 2017 г.

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение по вопросу о допустимости с точки зрения профессиональной этики предания адвокатом огласке сведений о якобы имевших место преступлениях или иных правонарушениях, совершенных доверителем или связанными с ним лицами, которые стали известны адвокату в связи с осуществлением им адвокатской деятельности.

1. Рассматриваемые отношения урегулированы статьей 5 Кодекса профессиональной этики адвоката. Согласно нормам данной статьи профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката.

При оказании доверителю юридической помощи адвокат становится обладателем конфиденциальной информации. Такая информация может касаться как непосредственно предмета поручения, так и иных аспектов жизни или деятельности доверителей и (или) связанных с ними лиц. Как поверенный, допущенный к конфиденциальной информации, адвокат может стать носителем сведений, которые могут определяться как свидетельствующие о том, что доверителем или связанными с ним лицами в прошлом было совершено преступление или иное правонарушение. Доверительные отношения с лицом, которому адвокатом оказывается юридическая помощь, имеют приоритет перед не свойственными институту адвокатуры задачами.

Предание адвокатом таких сведений огласке без согласия доверителя, в том числе путем их опубликования или путем обращения в правоохранительные органы, недопустимо ни при каких обстоятельствах. Данное правило касается сведений о любых совершенных доверителем адвоката или связанных с ним лицами преступлениях или правонарушениях, полученных адвокатом в связи с осуществлением им адвокатской деятельности. При этом не имеет значения, была указанная информация связана с предметом поручения или нет; доверена она адвокату доверителем или получена адвокатом самостоятельно; касается она непосредственно доверителя или связанных с ним лиц.

Действия адвоката по преданию таких сведений огласке, в том числе посредством публичных выступлений адвоката, их публикации, обращения в правоохранительные органы направлены к подрыву доверия к адвокату и являются тяжким дисциплинарным проступком.

2. Кроме того, Кодекс профессиональной этики адвоката предусматривает, что доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны (пункт 1 статьи 6). Профессиональная тайна адвоката (адвокатская тайна) обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией Российской Федерации. Соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката.

В связи с этим предание огласке адвокатом полученных им в связи с осуществлением адвокатской деятельности сведений является нарушением законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката в части обязанности по сохранению адвокатской тайны.

Так, согласно пункту 1 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Пункт 5 статьи 6 Кодекса профессиональной этики адвоката предусматривает распространение правил сохранения профессиональной тайны, в том числе на факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей; сведения, полученные адвокатом от доверителей; информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи; любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

В качестве исключения из данного правила Кодекс профессиональной этики адвоката предусматривает право адвоката использовать без согласия доверителя сообщенные ему сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу. К иным исключениям могут быть отнесены ситуации, по отношению к которым международными актами и федеральным законодательством установлен особый правовой режим с учетом требований соблюдения адвокатской тайны.

В остальных случаях действия адвоката по преданию огласке сведений, составляющих адвокатскую тайну, в том числе посредством публичных выступлений адвоката, их публикации, обращения в правоохранительные органы, могут быть квалифицированы как тяжкий дисциплинарный проступок.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Новая адвокатская газета».

http://fparf.ru/documents/resheniya_komissii_po_etike_i_standartam/40464/

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам по вопросам применения пунктов 5, 7 статьи 18, пункта 1.1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката

Июль 6th, 2017
28.06.2017

Утверждено решением Совета ФПА РФ
от 28 июня 2017 г.

В целях формирования единой практики применения Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам дает разъяснение в отношении предусмотренных Кодексом профессиональной этики адвоката сроков в части изменений и дополнений, утвержденных VIII Всероссийским съездом адвокатов 20 апреля 2017 г., а именно:

– Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более двух лет, а при длящемся нарушении – с момента его прекращения (пресечения) (абзац 2 пункта 5 статьи 18 КПЭА).

– В решении Совета о прекращении статуса адвоката за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливается срок, по истечении которого указанное лицо допускается к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката. Указанный срок может составлять от одного года до пяти лет (пункт 7 статьи 18 КПЭА).

– В решении Совета по дисциплинарному производству о применении к адвокату меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката должен быть установлен срок, предусмотренный пунктом 7 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката (пункт 1.1 статьи 25 КПЭА).

1. На основании статьи 27 Кодекса профессиональной этики адвоката Кодекс, а также изменения и дополнения к нему вступают в силу с момента принятия Всероссийским съездом адвокатов.

Соответственно, изменения, утвержденные VIII Всероссийским съездом адвокатов 20 апреля 2017 г., вступили в силу с 20 апреля 2017 г.

Принцип, что закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет, является общеправовым. Акты, в том числе изменяющие дисциплинарную ответственность или порядок привлечения к ней, должны соответствовать конституционным правилам действия правовых норм во времени. В силу статьи 54 Конституции Российской Федерации закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет, никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Приведенные правила имеют универсальное значение для всех видов юридической ответственности и являются обязательными для правоприменительных органов.

Из изложенного следует, что по общему правилу изменения, утвержденные VIII Всероссийским съездом адвокатов 20 апреля 2017 г., не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

Таким образом, двухлетний срок, предусмотренный абзацем 2 пункта 5 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, применяется к действиям (бездействию) адвоката, совершенным после 20 апреля 2017 г.

В том случае, если действия (бездействие) адвоката, ставшие предметом дисциплинарного разбирательства, начались до вступления указанных изменений в силу и продолжаются после введения их в действие, то к таким действиям (бездействию) адвоката подлежит применению двухлетний срок, предусмотренный абзацем 2 пункта 5 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката.

2. Обязанность указывать срок, предусмотренный пунктом 7 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, возникает у Совета региональной адвокатской палаты в отношении решений по дисциплинарным производствам, принятых, соответственно, после 20 апреля 2017 г.

Положения пункта 7 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката в части установления срока, по истечении которого лицо, чей статус прекращен, допускается к сдаче квалификационного экзамена, применяются к решениям Совета региональной адвокатской палаты, принятым после 20 апреля 2017 г.

При этом у лиц, чей статус адвоката прекращен решением Совета региональной адвокатской палаты до 20 апреля 2017 г., отсутствует право ходатайствовать об установлении в решении Совета региональной адвокатской палаты срока, предусмотренного пунктом 7 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката. Совет региональной адвокатской палаты не вправе отменять либо изменять в указанной части решения, принятые им до 20 апреля 2017 г.

3. Согласно принципу «закон обратной силы не имеет» при изменении мер ответственности за совершение дисциплинарного проступка юрисдикционный орган обязан соблюдать гарантированный частью 1 статьи 19 Конституции Российской Федерации принцип равенства всех перед законом, в силу которого дисциплинарный проступок и санкции за его совершение должны быть определены в законе таким образом, чтобы исходя из текста соответствующей нормы каждый мог предвидеть правовые последствия своих действий (бездействия).

Таким образом, привлечение виновного лица к дисциплинарной ответственности, которая является разновидностью публично-правовой ответственности, осуществляется на основании нормативных правовых актов, действовавших на момент совершения им дисциплинарного проступка. При этом в случае соответствующего изменения правового регулирования не допускается распространение на лицо, привлекаемое к дисциплинарной ответственности, нормативного правового акта, ухудшающего его положение, в том числе посредством увеличения размера наказания, предусмотренного за его совершение.

Следовательно, при применении меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката за совершение до 20 апреля 2017 г. дисциплинарных проступков Совет региональной адвокатской палаты не может установить срок, по истечении которого указанное лицо допускается к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката, более трех лет.

Указанный срок в пределах более трех и до пяти лет может устанавливаться Советом региональной адвокатской палаты при применении меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката только за действия (бездействие) адвоката, которые или были совершены после 20 апреля 2017 г., или начались до вступления указанных изменений в силу и окончились после 20 апреля 2017 г., соответственно.

При этом на привлекаемое к дисциплинарной ответственности лицо распространяются изменения, обусловленные ослаблением меры ответственности, в том числе заменяющие вид ответственности на менее строгий, то есть изменения, которые могут расцениваться как улучшающие правовое положение лица, совершившего дисциплинарный проступок.

В связи с этим Совет региональной адвокатской палаты вправе применить предусмотренный пунктом 7 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката срок в пределах от одного года до трех лет при применении меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката, совершившего дисциплинарный проступок до 20 апреля 2017 г.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Новая адвокатская газета».

http://fparf.ru/documents/resheniya_komissii_po_etike_i_standartam/40464/