РАЗЪЯСНЕНИЯ СОВЕТА АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ О ДЕЙСТВИЯХ АДВОКАТА ПРИ ДОСМОТРАХ АДВОКАТОВ СУДЕБНЫМИ ПРИСТАВАМИ ПРИ ВХОДЕ В ЗДАНИЕ СУДА

Октябрь 6th, 2014 по Администратор сайта Оставить ответ »

Как должен проводиться личный досмотр адвокатов судебным приставом-исполнителем при посещении судов, ответ Вы найдете в разъяснениях Совета Адвокатской палаты Удмуртской республики «О действиях адвоката при досмотрах адвокатов судебными приставами при входе в здание суда» от 03.06.2014 г.

Данная проблема также актуальна и для приморских адвокатов.

На протяжении последних лет у адвокатов происходили конфликты с судебными приставами-исполнителями при прохождении помещения Приморского краевого суда, ряда судов г. Владивостока.

Как правило, споры возникают вокруг проблемы личного досмотра, в частности досмотра портфелей, сумок и других личных вещей адвокатов.

По фактам незаконных требований судебных приставов при досмотре личных вещей адвокатов Совет Адвокатской палаты Приморского края неоднократно обращался к руководителям Службы судебных приставов края и Приморского краевого суда. Однако по сей день приходится слышать от судебных приставов при входе в здания судов требование о досмотре личных вещей адвоката.

Как себя вести в такой ситуации, ответ можно получить, ознакомившись с публикуемыми рекомендациями.

Президент Адвокатской палаты

Приморского края                                                          Б.П. Минцев

РАЗЪЯСНЕНИЯ СОВЕТА АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ О ДЕЙСТВИЯХ АДВОКАТА ПРИ ДОСМОТРАХ АДВОКАТОВ СУДЕБНЫМИ ПРИСТАВАМИ ПРИ ВХОДЕ В ЗДАНИЕ СУДА

03.06.2014 г.

В связи с вопросами, возникающими у адвокатов в процессе осуществления профессиональной деятельности, связанными с необоснованными досмотрами адвокатов судебными приставами при входе в здание суда, Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики считает необходимых довести до адвокатов следующие рекомендации.

1. В адвокатской практике нередко возникают случаи необоснованных досмотров адвокатов судебными приставами при входе в здание суда. Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики полагает, что такое отношение к адвокатам, как профессионалам, наделенным статусом для выполнения социально значимой, закрепленной в Конституции Российской Федерации функции по оказанию квалифицированной юридической помощи, не только подрывает авторитет адвокатуры в глазах посетителей судов, демонстрируя явно пренебрежительное, унизительное отношение к адвокатам со стороны государства в лице его представителей, но и грубейшим образом нарушает требования действующего законодательства.

2. В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 21 июля 1997 года №118-ФЗ «О судебных приставах» на судебных приставов возлагаются задачи по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Судебные приставы в своей деятельности руководствуются Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом «О судебных приставах», Федеральным законом «Об исполнительном производстве» и другими федеральными законами, а также принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами (статья 2).

Согласно ч. 1 ст. 11 Федерального закона № 118-ФЗ судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов имеет право, в том числе, проверять документы, удостоверяющие личность, у лиц, находящихся в зданиях, помещениях судов, зданиях и помещениях Федеральной службы судебных приставов; в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, осуществлять личный досмотр лиц, находящихся в зданиях, помещениях судов, зданиях и помещениях Федеральной службы судебных приставов, а также досмотр находящихся при них вещей при наличии оснований полагать, что указанные лица имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества и иные представляющие угрозу для безопасности окружающих предметы, вещества и средства; не допускать в здание, помещения суда, здания и помещения Федеральной службы судебных приставов лиц, имеющих при себе оружие, боеприпасы (за исключением лиц, осуществляющих конвоирование и (или) охрану лиц, содержащихся под стражей), взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества и иные представляющие угрозу для безопасности окружающих предметы, вещества и средства, в случае необходимости задерживать указанных лиц и передавать их в органы внутренних дел; осуществлять производство по делам об административных правонарушениях в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях; применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие в случаях и порядке, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом.

Таким образом, право судебных приставов-исполнителей на проведение личных досмотров, закрепленное в ст. 11 Федерального закона от 21 июля 1997 года №118-ФЗ «О судебных приставах» не является абсолютным, поскольку ограничено наличием оснований к этому, а именно – оснований полагать, что подвергаемые досмотру лица имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества и иные, представляющие угрозу для безопасности окружающих предметы, вещества и средства.

2. В соответствии с Постановлением Правительства от 02 октября 2009 года № 776 «Об обеспечении боевым ручным стрелковым и иным оружием, патронами к нему, специальными средствами, оборудованием и снаряжением федеральной службы судебных приставов» к специальным средствам, оборудованию и снаряжению Федеральной службы судебных приставов относятся, в том числе, стационарные металлообнаружители и портативные металлодетекторы.

Пунктом 2.1 Инструкции по организации пропускного режима в здания судов Удмуртской Республики, утвержденной совместным приказом Управления Федеральной службы судебных приставов по Удмуртской Республики и Министерства внутренних дел по Удмуртской Республике от 29 мая 2008 года №228/351 установлено, что все посетители судов Удмуртской Республики обязаны входить в здания судов через систему металлообнаружения, установленную при входах в здания судов, предъявлять судебным приставам по обеспечению установленного порядка деятельности судов, при необходимости, ручную кладь (дамские сумки, портфели, папки, пакеты, емкости и.т.п.) для досмотра с целью исключения возможности проноса в здания суда огнестрельного и холодного оружия, химических и взрывчатых веществ, спиртных напитков и иных предметов и средств, наличие которых либо их применение может представлять угрозу для безопасности окружающих.

Решением Верховного суда РФ от 14 июля 2007 года №ГКПИ07-360 определено, что проход лиц в судебные помещения через рамку металлоискателя осуществляется в целях обеспечения безопасности судей, участников судебного процесса и граждан, находящихся в судах. При этом в случаях, когда не происходит срабатывания технического устройства, личный досмотр граждан, явившихся в суд, не производится.

Таким образом, проведение личного досмотра, как административной процедуры, ограничено случаями, подтвержденными фактическими обстоятельствами, послужившими основанием для проведения личного досмотра. Таким основанием, в том числе, является срабатывание металлообнаружителей.

3. Статус адвоката по своему содержанию отличается от статуса гражданина и в этом качестве защищается государством дополнительно. Личный досмотр адвоката, проведенный без принятия должностным лицом мотивированного решения и без письменной фиксации хода и результатов досмотра, не может считаться законным. При этом судебные приставы, досматривая адвокатов, а также находящиеся у них при себе документы, допускают существенные нарушения положений действующего законодательства, направленных на обеспечение адвокатской тайны. Так, игнорируется гарантированное ст. 48 Конституции Российской Федерации право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, которое обеспечено нормами Федерального закона от 31 мая 2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Как следует из п. 1 ст. 1, п. 1 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатская тайна представляет собой существенное условие реализации указанного права: в соответствии с п. 1 ст. 1 адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката; согласно п. 1 ст. 8 адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

На необходимость установления государством дополнительных гарантий надлежащего осуществления адвокатом его профессиональной деятельности, направленной на защиту личности адвоката, а также нематериальных благ, таких как честь, достоинство, деловая репутация, указывается в «Основных положениях о роли адвокатов» (приняты Восьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций), согласно которым, в частности, адвокату должна быть обеспечена возможность исполнять профессиональные обязанности без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства (п. 16).

Указанные доводы нашли свое отражение и в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 06 марта 2008 года №428 О-П. Так, Конституционный Суд РФ, обращаясь к вопросу о балансе между защитой публичных интересов и неприкосновенностью отдельных категорий лиц, осуществляющих публичные функции, неоднократно подчеркивал, что общество и государство, предъявляя к этим лицам, к их профессиональной деятельности высокие требования, вправе и обязаны обеспечить им дополнительные гарантии надлежащего осуществления возложенных на них функций. Оказание квалифицированной юридической помощи – важная публичная функция, благодаря которой обеспечивается как защита прав личности, так и решение задач, стоящих перед правосудием. Право на получение квалифицированной юридической помощи, как одно из наиболее значимых, закреплено в Конституции РФ (статья 48), провозглашается в Международном пакте о гражданских и политических правах, (статья 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статьи 5 и 6). Соответственно, государство, гарантируя данное право, обязано создать надлежащие условия гражданам для его реализации, а лицам, оказывающим юридическую помощь, в том числе адвокатам, – для эффективного осуществления их деятельности (Постановление Конституционного Суда РФ от 27 января 1997 года №2-П, Определение Конституционного Суда РФ от 08 ноября 2005 года №439-О). Необходимость личного досмотра должна быть подтверждена указанием как на правовые, так и на фактические основания его проведения, а ход и результаты – письменно фиксироваться, с тем, чтобы лицу, в отношении которого проводится личный досмотр, была обеспечена возможность судебной проверки законности и обоснованности соответствующих действий. В противном случае, не исключается возможность возникновения объективных и субъективных помех в исполнении адвокатами своих профессиональных обязанностей, и тем самым – возможность нарушения баланса конституционно значимых ценностей и интересов и ограничения конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, что само по себе не может быть оправдано целями, закрепленными в статье 55 (часть 3) Конституции РФ.

4. Досмотр, в случае его проведения, должен быть осуществлен в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. Такой порядок предусмотрен ст. 27.7. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, как применение одной из мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

В соответствии с указанной нормой досмотр вещей представляет их обследование, проводимое без нарушения конструктивной целостности (в т.ч. путем осмотра, ощупывания, просвечивания рентгеновскими, инфракрасными и т.п. лучами, в т.ч. с помощью специальной техники, находящихся в карманах одежды, в дамских сумочках, в дорожных чемоданах, в портфелях и т.п.). При этом досмотр должен исключить возможность причинения вреда жизни и здоровью физического лица, нарушения конструктивной целостности осматриваемого и должен проводиться лицом одного пола с досматриваемым в присутствии двух понятых того же пола, о чем составляется протокол.

5. Исходя из изложенного, при прохождении входного контроля в здания судов адвокатам следует учитывать, что российским и международным законодательством установлены следующие правила проверки адвокатов и их вещей:

1) права судебных приставов при проверке личности адвоката на входе в здания судов не допускают возможности произвольного проведения личного досмотра адвоката.

2) недопустим личный досмотр без достаточных фактических оснований, свидетельствующих о намерении адвоката пронести в здание запрещенные предметы.

3) недопустим личный досмотр без принятия должностным лицом мотивированного решения о проведении личного досмотра.

4) недопустим личный досмотр без письменной фиксации хода и результатов досмотра в соответствии с федеральным законодательством.

6. В случае отсутствия возможности избежать законным образом проведения личного досмотра Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики рекомендует адвокатам предпринимать следующие меры:

1. при попытке проведения в отношении адвоката личного досмотра, требовать представления мотивированного решения соответствующего должностного лица о проведении личного досмотра, с разъяснением правовых и фактических оснований его проведения.

2. потребовать приглашения двух понятых, которые должны присутствовать при проведении личного досмотра адвоката, а также потребовать составления протокола личного досмотра, с обязательной выдачей копии протокола адвокату для возможности дальнейшей проверки в судебном порядке законности и обоснованности проведения личного досмотра.

3) в случае, если судебными приставами будут допущены нарушения при производстве личного досмотра адвоката, обжаловать незаконные действия в порядке, предусмотренном действующим законодательством Российской Федерации.

4) принять меры к сохранению адвокатской тайны.

7. Совет Адвокатской палаты Удмуртской Республики отмечает, что ввиду сложности и многообразия ситуаций, касающихся личного досмотра адвоката судебными приставами при входе в здание суда, настоящие Разъяснения не являются исчерпывающими. При этом действия адвоката в каждой конкретной ситуации должны определяться, прежде всего, интересами доверителя и стоящей перед адвокатом задачей оказания доверителю квалифицированной юридической помощи.

Комментарии запрещены.